Часть 1. Нарушения условий контракта или, «всего лишь», нарушение моих прав?

Хотелось бы рассказать немного из того, с чем я столкнулся во время прохождения службы в армии в звании лейтенанта. Я и подумать не мог, что это меня ожидает после подписания контракта. Все события отягощаются психологической нагрузкой, которая в большей степени является последствием моментального удаления от дома на расстояние около 8 тысяч километров, где нет друзей или знакомых и где я никого не знаю.

Предыстория.

Расписывать во всех деталях не буду, опишу вкратце. В конце августа подписал контракт с Министерством Обороны РФ о прохождении военной службы на срок 3 года. В начале сентября получил предписание и отправился к новому месту службы. По прибытию столкнулся с рядом сложностей:

1)      Проехал около 1000 километров бесцельно, вследствие неосведомленности;

2)      Должность, на которую был назначен приказом Министра Обороны, была занята еще с начала августа;

3)      Денег нет, и не планируется в ближайшие месяцы;

4)      Жилья нет, жил в оружейной комнате(не действующей и без оружия) в течение двух месяцев потом переведен в другое помещение, так же не жилое.

Часть 1. Нарушения условий контракта или, «всего лишь», нарушение моих прав?

За время моего пребывания на военной службе я перешерстил и выучил добрую кучу федеральных законов и постановлений правительства и Министерства обороны. В частности, большинство из них созданы для защиты прав военнослужащего. Но система не так благосклонна и при первой же возможности готова сломать и пропустить безжизненное тело между шестеренок своего адского механизма.

Получив в сентябре указание от начальника отдела кадров ехать в Мангут и ждать дальнейшего распределения, я отправился на побережье реки Онон, где когда-то давно кочевал и воевал великий Чингисхан. Приняли посредственно: поселили в казарменном помещении, так как все места в офицерском общежитии были заняты, дали возможность питаться в столовой. Насчет денежного довольствия никто ничего не сказал, сказали просто ждать, неизвестно сколько. Прождав месяц, я решил позвонить в единый расчетный центр(ЕРЦ), поинтересоваться о моем обеспечении. Из разговора понял, что приказ на расчет меня денежным довольствием к ним пришел, и что в ближайшие дни, крайний срок 20 октября, меня обеспечат всем, что мне полагается в соответствии с приказом Министра обороны №2700. Прождав еще неделю, я повторил звонок, в ответ услышал все те же слова: «Ждите до 20, деньги будут!». На следующий день, после конечной даты ожидания, мне все там же, в ЕРЦ, сказали, что: «подождите следующего месяца, выплаты будут производиться с 10 по 20 ноября!». Это заявление ошарашило меня. Спросив у своего начальника о сроках обеспечения меня денежным довольствием, я был еще более ошарашен. С его слов, я не получу денежное довольствие пока не подпишу рапорт о принятии дел и должности на новом месте службы. Это оказалось основополагающей причиной моих последующих действий.

После двух месяцев проведенных в отдаленном Мангуте в оружейной комнате, без копейки в кармане и не имея возможности делать выбор, что и когда есть, потому что приходилось питаться в солдатской столовой (гречка сухая, гречка разваренная, гречка с камнями – всё разнообразие армейской кухни), я пришел к выводу, что права мои, как военнослужащего, а самое главное, как человека, нарушены.

На замечательном форуме для военнослужащих voensud.ru я узнал о существовании интернет-приемной Генеральной Военной прокуратуры. Набросав письмо с описанием всей сложившейся ситуации я отправил его именно туда.

В тот же день написал три рапорта: рапорт на увольнения по пункту 3 «а» статьи 51 Федерального Закона «О воинской обязанности и военной службе»(Существенные и систематические нарушения условий контракта со стороны Министерства Обороны Российской Федерации), рапорт о необеспеченности денежным довольствием и рапорт о условиях моего проживания. Спустя некоторое время получил указания ехать в Читу на беседу с командиром полка. Он ясно дал мне понять, что меня никто не собирается увольнять, что «вот прослужи хотя бы год, а там уж видно будет!». Насколько я понял, при увольнении молодых лейтенантов по шапке получают большое количество командиров.

Понимая, что по выбранной мною статье просто так никто и никогда не увольнялся, я направился на консультацию к военному юристу. Оказывается жилье для военнослужащего должно быть предоставлено в течение трех месяцев. И те факты, что я  живу два месяца в оружейке(недействующей) и не получаю денег не являются существенными и систематическими нарушениями со стороны Министерства Обороны. Я выслушал все варианты и все мои возможные шансы в суде и понял, что шансы стремятся к нулю. Судьи люди военные, хоть и без погон, но мозг «военный» обратно не исправишь. После чего, обескураженный неудавшейся попыткой прорыва на свободу я вернулся обратно в воинскую часть в Мангут, где я уже был выселен из оружейной комнаты и заселен в помещение клуба-спортзала. Решил отдохнуть пару дней и обдумать план дальнейших действий.


Подпишитесь на новые статьи!


 

Got something to say? Go for it!

 
Top